РЕГИСТРАЦИЯ УЧАСТНИКОВ

Вы можете принять участие в любых мероприятиях в рамках Национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник». Для этого Вам необходимо просто заполнить форму на нашем сайте.

России необходима единая система управления научно-технологическим процессом

23.01.2019

На Гайдаровском форуме состоялось пленарное заседание «Управление научно-технологическим развитием России», организованное РВК. Участники обсудили необходимые элементы управленческой модели, которая позволит стимулировать развитие в стране высокотехнологичного бизнеса на базе отечественных разработок.

 


 

«Сегодня мы с Министерством науки, представителями научных организаций, вузов и госкомпаний обсудим с одной стороны техническую, но важную тему управления научно-технологическим развитием России. У нас сформирован комплекс задач, определены приоритеты, сформированы пакеты нормативных документов. Теперь это должно «полететь», — сказал модератор дискуссии, генеральный директор РВК Александр Повалко.

Министр науки и высшего образования России Михаил Котюков отметил, что определяющим документом в этой сфере является Стратегия научно-технологического развития России до 2035 года. 

«Ее общей задачей является отработка инструментов, которые позволят осуществить технологическое развитие российских компаний и новых секторов экономики, опираясь на отечественные исследования и разработки. Сделать это нужно вместе с организациями профессионального образования, чтобы воспитывать новые кадры для экономики России. Задача амбициозная. Для ее выполнения нам нужно обеспечивать развитие ключевых ресурсных составляющих: инфраструктуры, кадров. Необходимо создать тесное взаимодействие всех участников научно-технологического процесса от постановки идей до их технического применения», — сказал Михаил Котюков

По мнению президента Курчатовского института Михаила Ковальчука, наука стала главной производительной силой нового времени, а доля НИОКР при переходе к новой экономике достигает 90%. При этом важнейшей задачей является определение роли науки в экономическом развитии: 

«Наука состоит из разных по смыслу частей. Фундаментальная наука у нас занимает очень небольшую часть. Она бессмысленна для бизнеса и не может оцениваться по инновациям. Это бульон, который не нужен сегодня, но без него нет завтра. Такая наука ограничена, деньги на ее реализацию практически заморожены. Есть институты прикладные — они либо востребованы рынком, либо нет. И третья часть — это стратегические интересы государства. Поэтому мы должны сначала структурировать нашу науку, на что направлена реформа, которая уже почти завершена с созданием министерства высшего образования. Теперь все институты и регуляторная деятельность, связанная с ними, находятся в одних руках. Это правильное начало. Но дальше, если мы не определим роль науки в инновационном секторе и не структурируем ее, будем изначально задавать неверные вопросы и ставить неправильные цели».

Президент Российской академии наук Александр Сергеев отметил, что важнейшим индикатором роли науки в развитии экономики является соотношение государственных и частых вложений в инновационное развитие. В России выделяется 1,12% ВВП на исследования и разработки: 

«Какая сейчас часть идет из бюджета, а какая из промышленности? 30% из бюджета, 70% из промышленности. Мы не должны наше государство упрекать, что оно мало бюджета дает на науку, оно дает столько же, сколько другие, а в некоторых случаях и больше. Но нам надо перевернуть эти 30% к 70% и сделать 70% к 30%, стимулировать промышленность и сельское хозяйство вкладывать в инновации». 

По мнению эксперта, необходимо, чтобы компании стали вкладываться не только в прикладные, но и в фундаментальные исследования.

Председатель правления Роснано Анатолий Чубайс рассказал о том, как стимулировать бизнес вкладывать в науку на примере портфельной компании «Хевел», которая построила первый в России завод полного цикла по производству солнечных модулей и первую солнечную электростанцию промышленного масштаба: 

«В момент создания на проект было выделено 130 млрд, из которых 110 млрд рублей — инвестиционные деньги. Эти вложения позволили создать индустрию, которая в год производит продукции на 360 млрд рублей. Из данных денег наши заводы ежегодно 30 млрд рублей инвестировали в науку. То есть 110 млрд рублей, которые государство вложило — сейчас обернулись ежегодными инвестициями окупаемого бизнеса. Первый инвестиционный цикл завершился, и второй мы рассчитываем провести без государственной поддержки».

О том, как решить вопросы модернизации научной базы и создания кадрового резерва, рассказал глава Росатома Алексей Лихачев: 

«Советское наследие оставило нам большой задел базовых открытий. Однако тех фундаментальных решений и научного задела, созданного в 40-х годах прошлого века, недостаточно для поддержания лидирующей роли Росатома. Мы обозначили собственные приоритеты. Главное — это люди. Омоложение управленческих кадров в отраслевой науке, повышение престижа и роста зарплат сотрудников всей научной, не только управленческой сферы». 

Алексей Лихачев также отметил, что Росатом за последние годы существенно расширил повестку и перестал быть только атомной компанией: 

«В первую очередь мы сейчас используем те компетенции, где есть заделы, особенно цифровые. После моратория на атомные взрывы мы много занимались математическим моделированием, радиоактивными отходами. Мы видим много задач для научных разработок. Также мы сделали упор на кооперацию с научным сообществом».

Человеческий фактор остается существенным ограничением научно-технологического развития страны, подчеркнул декан экономического факультета МГУ Александр Аузан:

«Начнем с того, что теми вещами, которыми в ведущих странах занимаются люди, у нас делают институты развития. Расходуются бюджетные средства, но при этом с невысоким результатом. В чем дело? 10 лет назад мы представляли решение так: нужно сделать национальную среду, и дальше все будет работать само по себе. Но это оказалось куда более сложной задачей. Выяснилось, что институты бывают разные. Например, инклюзивные, которые «магнитят» людей и таланты, а бывают «экстрактивные», которые хватают ренту. У нас замечательные институты по «ухватыванию» ренты. И мы не сможем исправить это за 3-5 лет. Это связано с невидимой частью айсберга — с культурными установками. В этих условиях мы будем ехать медленно и заниматься развитием в виде исключения».

Что касается образовательного аспекта, то, по мнению эксперта, в России есть проблема, связанная с качеством высшего образования: 

«Мы на первых местах в мире в начальной школе, на 38 месте в средней, а в высшей колоссальный разрыв. По высшему образованию мы находимся на уровне Южной Кореи, Франции и Испании, что довольно низкий результат. Система образования, построенная в 90-ые годы, дала плохой результат».

Итог дискуссии подвел Михаил Котюков: 

«Затраты российской экономики на исследования и разработки должны вырасти в два раза за 6 лет. Мы должны этот этап пройти. Порознь это сделать не получится. Нам нужно увеличивать научную отдачу в 2 раза, подготовить более 30 тысяч новых исследователей. Это вызов не только университетам. Если индустрия не будет в этом участвовать, то специалистов придется переучивать. При этом наши отдельные успехи нужно масштабировать, делать более доступными для всех участников». 

По мнению министра, в будущую единую систему управления научно-технологическим развитием должны быть включены университеты, вузы, индустриальные компании и партнеры и институты развития.



Возврат к списку